Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
07:01 

Квента. Часть первая.

I am me and fuck off
Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Совет Гильдии выслушал предложение об упразднении цеха убийц не без скепсиса. После огласки какое-то время стояла неловкая тишина, нарушаемая лишь шуршанием одежд, скрипом кресел, да неодобрительным покашливанием. Однако мейстер Матильда Лоар - субтильная и некрасивая молодая особа, заменившая Патриция Ветролова на посту представителя воров - не заставила себя долго ждать. Подняв подбородок несколько выше, чем позволяют правила придворного поведения, о которых проситель знал не понаслышке, она произнесла:
- При всём уважении к Вам и Вашему отцу (светлая ему память), мейстер де Россиньоль, считаю, что Ваше предложение не должно быть одобрено. И, замечу, что любая рыба гниёт с головы. Не так ли, Ваша Светлость?
Последняя фраза была произнесена нарочито театрально, и цехмейстер победоносно улыбнулась, увидев, как некоторые из советников прикрыли рты руками, пряча естественность смеха.
Мейстер Доминик Жан-Франк Луи де Россиньоль, граф Лодийский - прозванный Соловьём благодаря одному из равнинных диалектов - до самого Восхождения оставался фигурой незаметной и малопривлекательной. Когда же ему посчастливилось выполнять заказ Героя, он стремительно взлетел по служебной - если подобный термин применим - лестнице, и стал цехмейстером. Многие не замечали заслуг Россиньоля, приписывая всё героическому влиянию, а потому он считался - в узких кругах, разумеется - дармоедом и самозванцем. Сам же Доминик не снисходил до того, чтобы отчитываться перед кем-либо, кроме Совета.
Теперь же Совет Гильдии претерпел значительные изменения, и перед графом открывалась картина малой весомости его мнения. Он обнажил зубы в ответной улыбке и, подавшись вперёд, оперся локтями о стол:
- Мейстер Лоар, я заметил пару недочётов в ваших - несомненно - ироничных словах. Во-первых, не пристало живым уважать мертвецов, особенно если оные не были знакомы между собой...
- Это Вы о ком? - перебила она, притворно удивившись.
Граф недовольно поморщился:
- Вы говорили обо мне и моём отце. Я, как видите, жив.
Лоар хотела что-то вставить, но Доминик не позволил:
- Во-вторых, исходя из ваших слов, Гильдию Наёмников отныне можно считать связкой гниющей рыбы. И, если я понял вас верно, то цех просто необходимо расформировать.
Матильда сверкнула глазами, но продолжила, не сменив тона:
- Нет, любезный граф, вы поняли меня прескверно. Я имела в виду только цех убийц. А точнее, лично Вас.
- Несравненная Матильда, я ценю многозначительность ваших острот, но, прошу, выражайтесь конкретнее. Итак, вы предлагаете Совету Гильдии сменить цехмейстера убийц и заставить нового плясать под вашу фальшивую дудку? Что вам вряд ли удастся, к слову сказать.
- Вы снова ошиблись, мсье Россиньоль, я предлагаю Вам предпринять меры внутри цеха, а не выносить подобные вопросы на рассмотрение Совета, дабы не тратить наше бесценное время.
- Позвольте поинтересоваться: "наше время" - это чьё? - спросил граф, вскинув бровь.
- Время Совета Гильдии! - попыталась отрезать она.
- Вам бы, милая леди, сперва узнать, что такое Гильдия, - Россиньоль не отрывал от неё взгляда. Голос его стал едва слышен и холоден, - И запомнить, милая леди, что "наёмники" и "отморозки" - два разных понятия. Об этом есть книги, если вам любопытно. Вас работорговцы учили читать?
- Не смейте! - повысила она голос, - Не хватало мне выслушивать мнения дряхлых консерваторов о своей персоне!
Несколько мгновений они смотрели друг на друга: Лоар - с ненавистью, Россиньоль - с пренебрежением. Остальные советники - эти юные вертопрахи с неким искусственным огнём в глазах - пялились на них с интересом, достойным крестьян, увидевших впервые театральный "вертеп". Но только не Роланд Черный. Этот старик уже на протяжении пятнадцати лет являлся старшим мейстером, и знал о каждом из присутствовавших больше, чем положено. Он приходил, садился во главе стола, изучал свои заскорузлые ручищи и слушал. И постоянно молчал. А если и говорил, то только предлагая тему для обсуждения или голосуя за принятие тех или иных решений. Но слушал он всегда.
Матильда, ошарашенно бросила взгляд в сторону Роланда, словно его присутствие стало для неё неожиданностью. Затем, повернувшись к Доминику, она мягко сказала:
- Мейстер де Россиньоль, Вы же понимаете, что методы, используемые Вашими... м... подопечными, пагубно влияют на деятельность всей Гильдии. Но Совет не может отказаться от цеха убийц, поскольку его существование обеспечивает нам хоть какой-то контроль над ситуацией. Поэтому, будьте добры, разберитесь с этим неудобством.
Лоар смотрела в упор на Соловья, а тот - на Чёрного. Роланд медленно поднял взгляд и, прищурившись, спросил:
- Совет поддерживает предложение мейстера Россиньоля?
Ни одной поднятой руки.
- Совет поддерживает мейстера Лоар?
Все, кроме Россиньоля и Роланда.
- Голосование завершено.

Соловей неторопливо встал:
- Премного благодарен, господа и дамы. Я покорюсь решению Совета, как подобает истинному гильдийцу. Вам же, - он взял Матильду за руку ниже локтя, - я советую реже ездить верхом: руки из-за поводьев становятся грубее подошвы, а в рукавах появляются кинжалы, мейстер-вор, - произнёс он таким тоном, что Лоар невольно сглотнула.

Поклонившись, Доминик вышел.

URL
Комментарии
2012-06-20 в 07:56 

The_Last_Jester
I feel like shit, but atleast I feel something.(c)
Несколько дней назад в просторах интернета выцепила "Страшдественскую сказку" Пратчетта, гильдия убийц мне о ней напомнила. Ждем-с продолжения)

   

The White Dwarf

главная