Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:27 

Тяжёлые мысли.

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Я иногда смотрю по сторонам
и вижу сотни сотен жалких лиц.
Из каждого из них глядит Приам
На Гектора в буксире колесниц;
И мне их жаль...
Тяжёл фабричный дым,
Что был не столь густым до той войны...

Сломали б ноги чёрт и серафим
В расхлябанности нашенской весны...

Я иногда готовлюсь бросить всех,
По карте разметать скупой пунктир
Каких-то неоконченных бесед
И душных - от дыхания - квартир.
И вот стою. И, словно бы, готов
Себя направить радугой стремнин...

Но, вновь вскипает бытовая кровь,
И оседает конденсат былин...

Я иногда готовлюсь умереть
И надеваю чёрные костюмы.
Как это пошло!
Тьфу!
Не буду, впредь!
Но погружаюсь в сумрачные думы...

Всё лишнее уйдёт. К золе - зола...

Как примет власть очередная веха,
Я буду тыкать пальцем в зеркала
В раскатах гомерического смеха.

06:45 

Царевна-лягушка.

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Стрела летела через страну,
Стрела твердила строку одну:
Колчан, тетива, воздух, ты.

Свистела. Постный песок сипел.
Стрела искала песка предел.
Колчан, тетива, воздух, ты.

Перо парило, кричал кремень.
Не гнули встречные сталь колен.
Колчан, тетива, воздух, ты.

Стрелу скрипучий слепил туман;
Вгонял идущих в болот капкан.
Колчан, тетива, воздух, ты.

Лети, стрела, над бликом лиц -
Ведь твой удел не нов.
Лети, стрела, и падай вниз
У топких берегов.

По-над землёю ползёт луна,
И снова плачет твоя княжна:
Колчан, тетива, воздух, я.

Тоска на дне лягушачьих глаз:
Кто стал свободен на этот раз?
Колчан, тетива, воздух, я.

И здесь трясины тревожна трель,
Рвёт ряску шип свиристящих стрел.
Колчан, тетива, воздух, я.

А им болото - как вечный долг,
И лишь бы снедью ломился стол.
Колчан, тетива, воздух, я.

Но будет день, и ступит пим
В зыбучую траву,
Когда король седых равнин
Натянет тетиву.

20:06 

Жак Брель. "Святоши" и "Амстердам"

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.




В амстердамском порту
моряки поют,
о мечтах, которые их тревожат
на пути в Амстердам.
В амстердамском порту
моряки спят,
как флаги
вдоль мрачных берегов.
В амстердамском порту
моряки умирают,
перебрав пива и драм
на ранней заре.
Но в амстердамском порту
моряки родятся
в густой духоте
из просторов морских.
В амстердамском порту
моряки едят
на слишком белых скатертях
сочащуюся рыбу.
Они показывают белые зубы,
способные сгрызть
и луну, и судьбу,
и перегрызть ванты.
И здесь пахнет треской
даже жареная картошка,
которую они отправляют в рот
своими огромными ручищами.
Затем, они встают, смеясь
в оглушающем шуме,
застегивают ширинку
и выходят, рыгая.
В амстердамском порту
моряки танцуют.
Брюхом трутся
о женское брюхо.
И кружатся в танце,
как подобия солнц,
как надорванный голос
хриплого аккордеона.
Они выворачивают шеи,
чтобы услыхать шутки друзей,
пока вдруг
аккордеон не замрет.
Тогда тяжелым шагом,
и с гордым взглядом,
они выводят своих девок
в начавшийся день.
В амстердамском порту
моряки выпивают.
Они пьют, выпивают,
чтобы налить вновь.
Они пьют за здоровье
амстердамских путан,
за марсельских и прочих -
в общем, за дам,
которые отдают им свое тело,
отдают свою добродетель
за один золотой.
А изрядно напившись,
они стоят, задрав к небу нос,
и сморкаются на звезды.
Проливают урину, как я слезы
над неверностью женской.
В амстердамском порту!
В амстердамском порту!
запись создана: 02.05.2011 в 07:13

05:35 

Резкое потепление.

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Город грязью забрызган был сплошь и по канту.
Под ногой наст ломался с предательским хрустом.
В самом деле, мне впору петь сорокоусты,
А я был ещё в черновом варианте.

Степ ботинок размазывал кашу в парадных;
Этот ритм мне впивался в височные доли.
Репродуктор визжал, что не видеть век воли.
Я стоял в самом чреве смердящего стада.

А со стёкол сошли пресноводные вензели,
Раскрывалась весна - время звонких иллюзий.
Шёл десятый троллейбус по улице Фрунзе
И чертовски уместны были десять по Цельсию
Выше нуля.

Только сморщенной шторы гармонь молчалива.
А птицы поют, золотятся акации,
И мне бы себе самому не сознаться,
Что верю отчасти мотивам Сивиллы.

Надрывался фальцетом пацан в автомате,
Ограниченный знанием трёх только букв;
Шли девицы, плечами врезаясь в толпу,
И глаза их цвели безрассудством разврата.

Уже лето теплилось в жёлобе рельса.
Шёл десятый троллейбус, усами топорщась;
Мир, под мякотью слякоти, злее и горше. Но
Если верить часам - десять градусов Цельсия
Выше нуля.

Два подростка, смеясь, поедали друг друга,
Их хватал за штанины пожилой алкоголик;
Незнакомец в кафе обожрался до колик,
И стонал, будто сутки работал у плуга.

А троллейбус разбился, и, по оберегам
Вытекал алый пламень из свернутой шеи,
Дальше - небо легло в воду свежей траншеи,
И над всем этим - линия белого снега.

В этом рвотном, до ужаса правильном, месиве,
Было густо, да так, что хотелось пожиже.
Но и быть не могло, чтобы градусом ниже;
Ниже жуткой отметки в десять градусов Цельсия.

14:22 

Ассоциативный флешмоб.

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Флешмоб.
Отмечаетесь в комментах. Я даю 7 ассоциаций, связанных с Вами. В своём дневнике Вы объясняете эти ассоциации.

Пишет Angross Angainamiste:
Тогда, держи )

1. Carmen horrendum, да и вообще ЗЗ в целом
Ну, я не тяну, конечно, на Мигеля, Робина или Дона даже старых (к тому же, Гуд и Гуан весьма плохо кончили). Посему думаю, что сама песня достаточно сильно совпадает с моими внутренними ритмами, да и система переживания схожа... Плюс тяга ко всякого рода ностальгии)))
Что же касается ЗЗ, то это просто "моя" группа. Я почти полностью резонирую с их музыкой и слогом. Мне и песни их петь - только в радость. Остаётся надеяться, что я не распадусь так же, как они...((

2. Дорога и "Сорбоннская свобода"
Дорога... Долго иду. Цель вижу, но блуждаю окольными путями до неё. Рано или поздно доберусь - всё одно. А бродяжничать - пусть даже и не в полном смысле этого слова - чрезвычайно интересно. Новые люди, жизни, новые впечатления. А главное - опыт.
"Сорбоннская свобода"))) Не лечит, разумеется, старых ран, но она есть))) Потому что так надо. В первую очередь, мне. Это иллюзорное волшебство независимости, я в нём нуждаюсь. Раскладывать вселенную на матрицу не горю желанием: не тороплюсь потерять ощущение необходимости движения. Вся мощь (надеюсь, не преувеличил) моя - желание.

3. Терминатор и Зеленая Дверь
Не терять бы ключей при закрытом замке:
Не зайти никогда и не выйти.
Не ослепнуть бы в макулатуре анкет -
Волком во поле полом бы выть мне.
Наши тропы тесны как объятья скульптур -
В этом, может быть, главная сила;
Император-тиран и паяц-балагур
Держат руки на смежных перилах.
Так сплетаются шеи древнейших химер,
Так восходит луна рядом с солнцем.
И смеётся над нами таинственный зверь -
Порождение наших бессонниц...

Как откроет врата ароматом сезам -
Мой сопутник, бежим суеверий.
Может, так на роду и написано нам -
Открывать лишь закрытые двери.

4. Театр и роли
Театр - это действие. Даже статика в нём подвижна. Это то место, где надо учиться жить, не оставляя места для отдыха. Жить каждой клеткой своего бренного тела и нетленного духа. Слушать и слышать, смотреть и видеть. Присутствовать, присутствуя. Уходить, уходя. Умирать, умирая.
Бескомпромиссность.
Я безумно счастлив своему знакомству с театром с этих сторон.
О, как бы я хотел сыграть Мольера! Но куда уж мне... Пока.)

5. Демиурги с гитарами
Миры рождаются и умирают. Как любое живое существо.
У демиурга есть возможность выбрать внешний вид и внутреннее содержание своего детища. Это плюс для демиурга.
Дальше, после рождения, мир живёт и развивается сам по себе. Это плюс для мира.
Мир может существовать в ритме любой музыки и любого аккомпанемента. Радость, если это аккомпанемент разноплановой группы или профессионального ансамбля. Счастье - если оркестр с хором.
Если музыка плоха, то что тогда можно ожидать хорошего.

Я предпочитаю гитару. Пусть не очень качественно играю, пусть вокал дурён. Есть же ещё и подача))) Над остальным работаю.

6. Зверь
"В каждом из нас спит волк,
В каждом из нас спит зверь." (с)

Зверь иногда из меня лезет, но всё больше в невербальном общении. Пока я способен адекватно воспринимать реальность, я буду его контролировать. Повадки, разумеется, никуда не спрячешь, также как и хищную натуру. Но держать его на привязи - можно.

7. Портвейн )))
Напиток, который я не употребляю в одиночку. Один из любимых, хотя и пойло жуткое. Но что-то в нём есть такое, ради чего его стоит попробовать хотя бы раз в жизни.

P.S.: Спасибо)

Пишет Happy Wolf:

я тут подумал и передумал:

1. Темно-зеленый
Тёмно-зелёный, как сумеречные волны. Тёмно-зеленый, как лист поздней смородины. Тёмно-зелёный, как книга, прочитанная мною двенадцать лет назад.
Есть во мне что-то от утопленника.))

2. Глубина
А я вот всё чаще и чаще замечаю, что я крайне поверхностен. Хотя, своим самокопанием я прорыл в себе такой глубокий колодец, что там, на дне него, наверняка найдётся что-нибудь интересное))

3. Голос
Голос мой тих и неровен, как у робкой барышни. Мне не хватает моего вдоха, чтобы сказать всё, о чём я думаю; какие мысли варятся в моём "котелке", о чём я грежу. Эфемерный голос мой - орудие корректности, если позволите. Не терплю наглецов, сам не хочу становиться одним из них...
Теперь же я понял, что не в голосе дело. Дело в голове.
Дышите глубже, друзья мои. И старайтесь мыслить с такой же интенсивностью и глубиной, как при дыхании.

4. Эстетика
Я не чужд эстетики. Но, сколько бы не муштровал себя, постоянно скатываюсь в скабрезности. Не исключено, что я таким образом сублимирую стресс, избегаю всяческих невзгод. Знаете, это жульничество в чистом виде. Слабость и трусость моя. А ведь мог бы быть даже джентльменом. Тьфу на меня!

5. Интеллект
И сюда добрались...
Голова должна быть постоянно готова к интеллектуальной работе. Меня ни на секунду нельзя оторвать от мыслительного процесса. Обычно он последователен и твёрд, подобно обсидиану, но стоит мне начать нервничать, и мысли мои превращаются в водоворот - ревущую смесь обрывков идей. Именно из-за этого я стараюсь держать себя в руках в любых ситуациях.

6. Да, мармеладные медведи! ;-)
О! Эти желатиновые животные будут преследовать меня до конца моих дней!))))) Мой - местами безудержный - бред иногда бывает крайне трудно остановить даже мне самому...
Попаду я в Рай, подойдёт ко мне апостол Пётр, и скажет:
- Ну вот, и тебе трындец пришёл.
А я так блаженно-блаженно отвечу:
- Ага.
А он:
- Ребята! К вам гость!
И подлетят ко мне на мармеладных крылах медведи панда и прочие; все-все, кроме голубых. И заключат меня в свои тенета, и буду счастлив я, аки Одиссей, вернувшийся на Итаку.
И буду кусать их рыхлую плоть, чтобы облегчить вес их, ибо тяжелы они, словно Крест Господень.))
Опять я богохульствую... Всё. Хватит. А то я, таким макаром, в Рай вовсе не попаду.))

7. Погруженность в себя
У всех нас есть мысли, которые касаются только нас самих и более никого. А у кого нет таких мыслей, тот скверный человечишка, да и вообще - чёрт-те что, а не человек мыслящий дважды. Потому что эти мысли, они исходят из нашего внутреннего мира. А к миру этому прислушиваться надо, иначе он - из-за недостатка общения и внимания - захиреет.
Оттого и погружаюсь в себя, что внутренний мир насыщенней внешнего. Но и с радостью интересуюсь посторонними "потёмками" души. Там иногда бывает гораздо интереснее и красивее, чем у меня...))) Я этому очень и очень рад.))

Спасибо, Волк.)

23:47 

Несколько фрагментов из истории одного мира. Часть первая. (Зарисовка)

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Капрал Анатоль Тред сидел около дальней стены пещеры, в которой они разбили лагерь, скрываясь от грозы, и неотрывно смотрел на Локка. Солдаты рядом с костром перебрасывались короткими фразами и старались не хохмить; празднование победы над медузами под Стерно напоминало скорее мессу в церкви. А капитан Локк был на этой мессе неистовствующим священником, склонным отпускать скабрезности, повествуя о похождениях великомучеников. Он был в ударе. Таким раскованным и шутливым его до этого не видел ни один из присутствовавших.
- За павших! - непозволительно весело воскликнул капитан, поднявшись с рюкзака, на котором сидел весь вечер, - За тех, благодаря кому мы ещё можем потеть!
Рядовые вскочили моментально. Офицеры выдержали некоторую паузу и мрачно подняли кружки.
Тред выплеснул остатки сидра себе под ноги. Заметив недоуменный взгляд сидевшего рядом Даста, капрал надвинул кепи на брови и сказал:
- Как будто это им теперь нужно. Можно подумать, люди умирают для того, чтобы за них выпили.
- Они были солдатами...
- Даст, ты кретин.
Даст словно бы хотел возразить, но, поняв, что разговор сейчас не продолжится, нахмурился и вновь повернулся к костру. Тред протёр пальцами глаза и закурил. Глядя из-под козырька на капитана, он пытался восстановить в памяти утренний бой.
Итак, Хеккер погиб. Гаст Хеккер, единственный человек из всей этой кодлы прихвостней Локка, с которым Тред мог говорить, соблюдая субординацию, и при этом оставаться на равных. Гаст только собирался стать капралом, но здесь ему это не грозило. Потому что если ты хоть раз залез под шкуру Локку - а Хеккеру посчастливилось сделать это дважды - будешь ходить в рядовых до самой смерти одного из вас. И вот те на, подумалось Треду, капитан живее всех оставшихся в живых. Как же это случилось...

...Едва над деревушкой Стерно взвилась полоса сигнальной ракеты, два десятка конных под командованием Анатоля Треда пустились в галоп. Они были всего в полусотне шагов от первого двора, когда с другой стороны деревни, опасно близкой к скалам, начал подниматься дым. Капрал видел, что на утёсах мелькают силуэты медуз, и что огни их стрел сплошняком накрывают крайние дома. Очень скоро пришлось спешиться, спрятаться за валунами и пустить в ход винтовку: часть стрелков переключилась на их отряд. Тред опасался, что медузы будут использовать свои колдовские способности, но пока ничего такого не наблюдалось. Не дожидаясь, пока его опасения оправдаются, он укрылся в единственном в Стерно каменном здании - почте. Потратив чертовски много времени на подготовку ракеты, он выстрелил ею через окно. Винтовочные выстрелы вокруг стихли, солдаты затаились: они знали каким был так называемый "запасной вариант".
Трещало горящее дерево, гудели стрелы и больше - ни звука. Капрал ненавидел медуз за это. Даже когда они шли в штыковую, они делали это молча. Ещё в мирное время, когда Анатоль был совсем ребенком, он узнал о том, что разговор с отпрыском медузы начинается только с его слов.
Артиллерия не заставила себя долго ждать: загрохотали пушки, и ядра одно за другим стали разрываться в скалах. Капрал Тред начал перезаряжать винтовку, ежесекундно выглядывая в окно. Из дома напротив, уже полыхающего, раздался вопль, и, спустя мгновение, из двери вывалился Гаст Хеккер. Он держался за лицо и кричал, хотя ни крови ни ожогов Тред не заметил. Тред закричал Хеккеру, чтобы тот бежал к нему, но Хеккер не услышал его из-за собственного ора и шума взрывов. Несколько стрел вонзились в землю около его ног. Гаст упал на карачки и начал щупать землю, как если бы он искал очки. Капрал, уже в приказном тоне, повторился. Но Гаст не слышал. В следующий миг его приколотило к гравию двумя стрелами.
Тред перестал заталкивать патроны в барабан и ошарашенным взором уставился на Гаста.
Вдруг на пороге дома появился капитан Локк. Он бросил короткий взгляд на лежащее тело Хеккера и, отбежав в сторону, схоронился за огромным булыжником. В руке он сжимал маленькую шкатулку. Шкатулку, которой у него не было, когда они покидали Стерно...

...Капрал затушил окурок в вылитом сидре и встал.
- Ты куда это намылился? - спросил Даст.
- До ветру, - безучастно ответил Анатоль.
- А, ну, это святое...
Выйдя наружу, Тред заметил, что гроза уже сходит на нет. Он отвязал коня, вывел его на дорогу и только там сел в седло.
Он был снова в деревне уже через час: непогода застигла их взвод врасплох, и они не успели отъехать далеко. Канониры здесь потрудились на славу. Всё вокруг было завалено обломками скал и обуглившимися останками домов. Сойдя с коня, капрал, нигде не останавливаясь, направился к тому самому камню, за которым ещё несколько часов назад лежал Локк. Осмотрев место возле булыжника, Тред начал руками разгребать мокрый гравий.
Шкатулку он нашёл почти сразу. та была только присыпана сверху, очевидно, чтобы можно было вернуться и без труда найти её. Дальше можно было ничего не додумывать: такие шкатулки Анатоль уже видел. В них хранились "глаза медузы" - источник колдовства Земноводного народа. Стоит к ним прикоснуться - и ты уже калека. Слепнешь, глохнешь, лишаешься осязания и обоняния. Но вставить их вместо своих собственных глаз значит стать богом во плоти.
Тред посмотрел туда, где был убит Хеккер. Потом провёл ладонью по лицу, стерев струящуюся по нему воду, и вернулся к шкатулке. На крышке была гравировка: "Бенгеду Локку, за его вклад в дело Совета."
Капрал не интересовался политикой, но про Совет Семи Медуз он знал. Он с силой швырнул шкатулку оземь и упал. Некоторое время он лежал недвижно, затем поднялся, подобрал шкатулку, завернул её в снятый китель и вернулся к коню. На обратном пути, пересекая реку по мосту, он сбросил сверток в стремительную, поднявшуюся после дождя, воду...
Когда он возвратился в пещеру, капитан Локк, увлечённый очередным своим рассказом, даже не оглянулся. Он разгоряченно махал руками и что-то очень громко и уверенно говорил. Он уже качался от выпитого вина. Кое-кто из окруживших его солдат отвлекся, и теперь несколько человек удивлённо смотрели на Анатоля. Тред прошёл к своему месту, взял винтовку и встал лицом к Локку:
- Капитан!
Пара офицеров настороженно поднялись. Бенгед Локк прервал своё повествование и, свирепо скалясь, повернулся к капралу.
- Чего?! - прогремел его зычный голос.
Анатоль вскинул оружие и выстрелил капитану в лицо.

14:18 

Звуки природы в четыре дорожки.

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
06.04.2011 в 03:21
Пишет Раэлла:

Звуки природы

Взято из журнала . Получить код для вставки в ЖЖ

URL записи

20:01 

Редьярд Киплинг. "Заповедь"

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятение всех,
Верь сам в себя, наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;

Пусть час не пробил - жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы - не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;

Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.

Умей поставить в радостной надежде,
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том,

Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело
И только Воля говорит: "Иди!"

Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;

Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег, -
Тогда весь мир ты примешь во владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

15:14 

Не новое и зимнее.

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
В такт взвинченным шагам стучит
Спесь лестниц:
"Твоё безумие - топчись
На месте!"
Вновь в одиночестве, дурак.
Вновь соло.
О, Боже, отчего всё так
Бесполо?
Окно в парадном. Время "Ч".
Соль скерцо.
Пока капели ждут речей -
Не спеться...

Ночь вгрызлась в гладь дорожных змей
Мангустом.
Пар. Иней на глухой стене.
И - пусто
Везде. И не поднять в руках
Тот образ.
Лишь заведённый телеграф
Под ребра.
Прилечь на с чуждых плеч плаще.
Боль в сердце.
Пока капели ждут речей -
Согреться...

На кухне потаённых зим
Полёты.
У двери сам себя спроси:
"А ждёт ли?"
Ключ в полуобороте враз
Застрянет.
Орфей, что ж всё твоя игра
Печальней?
Боль в сердце. Вряд ли заживёт
До свадьбы.
Пока капель чего-то ждёт -
Поспать бы...

09:08 

На заданную тему... или "Не судите о книге по обложке"

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
То ли ветхой нитью лопнут нервы
И, дробя изящности, изъяны
Разлетятся бусами Минервы -
Кровью в черно-белость фортепиано.

Трелью в неоконченном отрезке
Прозвенят рубиновые бусы,
И, застряв в каком-нибудь диезе,
Вновь сведут с ума. В конце пред-чувства
Наступает пауза...
Простите.
Я, пожалуй, пауз не достоин.
И, средь поля бусиновых рытвин,
Я хоть не один, а все ж - не воин.
Я как будто оголтелый рекрут -
Молодой, неопытный, немудрый,
И закручен в клавишные спектры,
Как идея, вписанная в сутры,
Только в миллионы раз глупее,
Оттого, что видел лишь два цвета.
А теперь, осколки ожерелья,
Отражаясь циферками в смете,
Падают и высекают звоны...

Вечность музыки, упрятанная в доски...

Можно только "с виду" быть спокойным,
Можно быть уродливым и плоским,
И снаружи, словно бы из воска,
Но душой - затопленные поймы.

@темы: Стихи, наверное...

10:23 

Концерт в Доме Творческих Союзов 25.02.2011

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Коллектив "Зуля Караваева" был потрясен.



А уже потом, с раскуроченным чувством собственного достоинства :gigi: выступал я. Сперва звучит Don't Bother None (Yoko Kano & The Seatbelts, писавшие саундтрек к Бибопу), А потом "Эхо".


23:04 

Тамтамы.

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Полон
локон
вёснами диких песков

Грел ли
пламень
Звали ли в загадочный транс

сотканный
шёлком
зной антрацита зрачков

беглых
дланей
метафизический фарс

Плеском выгнет
Томную зелень ростков
Песни Игбо
Вспомнит ли кто

Как долго
Волны
бились к ногам
Чёрный
полдень
Звонкий тамтам

И в чёрный
полдень
рукою не тронь следов

Вдоль ломкой
кромки
плавно-приливной волны

Воздух
солон
Дышит простором альков

Нарисован
Дрожанием истёртой струны

Плеском выгнет
Томную зелень ростков
Песни Игбо
Вспомнит ли кто

Как долго
Волны
бились к ногам
Чёрный
полдень
Звонкий тамтам
запись создана: 22.02.2011 в 22:58

19:56 

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Пять вопросов Въедливого Сфинкса
Вам поручили спроектировать какие-нибудь совершенно новые, небывало красивые вышки электропередачи. Какими вы их сделаете?Небывало красивыми
Какого цвета слово «майявада», или какое на вкус?Бордо, сладкое
За вами гонится лев. Вы залезаете на дерево. Лев остается внизу и следит за вами. На дереве растут какие-то плоды. Косясь на льва, вы срываете один и надкусываете. Какого цвета фрукт? Какая мякоть? Какой на вкус?Хурма хурмой
Банальный вопрос, но теперь банановый наизнанку. Что НЕ есть счастье? Какое определение счастья для вас неверно?Чужое горе
Если бы вы могли сделать на Луне надпись из восьми букв, считая пробелы (и целиком надпись была бы видна только в полнолуние), что бы вы написали?Вы говно
Ответить Сфинксу
(вам могут достаться другие вопросы!)
что ответили другие? | [info]freedomcry еще много чего придумал

@темы: Тесты

15:44 

"Вау, гречка!" в буквальном смысле.

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Зашел сегодня в магазин купить чаю. Встал в очередь за пожилой парой. Доходят они, значит, до кассы и берут тоже чай и ещё рис. Продавец, женщина лет сорока, приносит им полуторакилограммовую упаковку риса и говорит:
- Девяносто четыре.
- А почему так дорого? - спрашивает женщина преклонного возраста.
- Нет, - отвечает продавец, - это не дорого.
И добавляет как ни в чём не бывало:
- Вот к нам вчера новую партию гречки завезли. Сто семьдесят рублей.
У меня даже дар речи на секунду пропал. Старички аж побледнели. Оправился, спрашиваю вне очереди:
- Сколько?!
- Сто семьдесят, - говорит она на голубом глазу.
- За сколько? - повторяю я, как дурак.
- За полтора кило.
- Сто семьдесят?!?
- Ну.
Больше я ничего не сказал, и вышел, едва не забыв про чай. Гречка на вес золота!

"Fourty "No"!

@темы: Наблюдения

00:02 

Пыльная буря

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Начато.
запись создана: 11.10.2010 в 21:59

@темы: Игры и что-то большее

13:33 

lock Доступ к записи ограничен

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:31 

Гелектинас Силенстин.

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Опять не спишь, мальчик...

И я - не сплю. Трудно уснуть, когда тебя каждое мгновение небытия раздирают на части. А в небытии, знаешь ли, со временем совсем никак - никто там за ним не следит. И каждая секунда равна бесконечности. Но бесконечность не равна секунде. Миллиарды бесконечностей (без конечностей), представь, мальчик. Не можешь... не хочешь... я тебя понимаю.
Смерть, наверное, была бы лучшим выходом, чем этот. Ваш так называемый ад - плевок, по сравнению с абсолютной пустотой. Впрочем, я не о том имею сказать.

Ты ждал меня - нельзя было не ждать. До безысходности и суматохи в мыслях ты ждал... опять нетронута кровать... А на моих костях, как гроздьями, повисли вакханки мерзкие, излобызав меня клыками. Даже в тошноте их глоток я видел всё, что происходит за Дверями. И я был бы продан, и отдан демиургам на размен, стал б кислотой для ржавых шестерёнок, когда бы не прибрал мой жалкий тлен твой, с виду неудавшийся, бесёнок...
Заслуга, мальчик, не твоя - его. И я не лезу больше в вехи мироздания. Но долг есть долг. И, кроме одного, несу всех демонов бесёнку на заклание... Не бойся, мальчик - я не тот, что был. У каждого из нас - своя дорога. Я поумерил свой нелепый пыл, и не стремлюсь попасть в чертоги бога...
... Один мой меч - он темен, как удел калек; другой рвал тьму из самых чёрных пастей...
... Я - Смерть. Я - Жрец. Я - Эльф. Я - Человек. Но всё - отчасти, лишь отчасти... Лишь отчасти...


P.S.: То ли квента, то ли коннект. Кажется, всё вместе. Блядь! Он меня ещё больше пугать стал... Но - не отступлюсь.

@темы: Игры и что-то большее

16:41 

Агентство недвижимости.

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Сегодня прогуливались и увидели вывеску агентства недвижимости "Хоромы". Начались хохмы по поводу названия. Варианты были разные: "Хороним", "Хер Ромы" и т.д. А мне почему-то в голову пришло такое:

Агентство недвижимости "ХАН СОЛО".


Уничтожило мозг.

@темы: Наблюдения

02:16 

Диптих.

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
I.
Едва ли были мы знакомыми,
Друг друга помня лишь "в лицо".
Весенний снег терзала соль.
А я, его сминая комьями,
Такими неуклюже-ломкими,
Уже тогда во снах был псом
Твоим. Но - отчего-то - брошенным.
И, увиваясь за тобой
По следу, через ветробой -
В прошедшего кромешном крошеве -
Пытался выискать оплошности
В биографическом табло.

Не находил...
Давно всё прожито.
Теперь - совсем иные сны.
Друзья уже не так честны -
Лишь в четверть сил.
И в эти омуты
Не проникают искры золота -
Лучи всевидящих светил...

II.
Там, где нет правды, всё так скорчено -
Хоть прыгай в лестничный пролёт.
И страх поверить нас скуёт
В настолько прочных одиночествах,
Что даже имени и отчества
Никто из нас не назовёт...

И мы застряли в этом намертво -
И никого не ждём в дверях.
Когда же фонари горят,
Ты ходишь на мирские рауты.
И шаг возвратный вновь сбиваешь ты,
Дрожа в зазимье ноября.
И вся в слезах, опять
Дробя
Беззвучность
Переулков
Всхлипами...

А я не в силах быть неправильным.
А я боюсь догнать тебя,
Остановить, взять за руку,
И выпалить:

"Любимая!
Любимая...

Что проку в интриганском коконе
Твоих безнравственных подруг,
Когда приходится не вдруг
Вернуться в дом
И долго,
Горько
Плакать
В маску
рук?"

@темы: Стихи, наверное...

11:27 

Ми минор...

Надо вам сказать, месье, эти люди - они не живут, месье - они притворяются.
Пришёл мой черёд себя бередить.
На площади перед парадом - хмарь.
Бумажный журавль отправлен вдаль,
Но это - в сути своей - полбеды.

Лица не увидеть к лицу впритык,
Но целующий души не будет слеп.
И мы покидаем чумной вертеп,
Чтоб видеть одетые в пламя мосты.

Приветливы петли растянутых дыб,
Но нам достаётся вперёд идти.
В последней беседе "прощай" и "прости",
Но это - в сути своей - полбеды.

Истерзанный трезвостью правды кадык
Пряности лести хмельной влекут.
Сменять на вино свой последний экю
И, путаясь в мыслях, запутать следы.

Побудьте со мной. Слишком ярка звезда
В поднятом небом закатном панно
Для меня одного.
И оставьте всего
Лишь намёк - ничего.
Ведь когда я пойму, что мне всё всё равно,
Тогда обретёт полноценность беда.

Хромая на обе ноги - до черты.
До чёрта достали мечта и тщета,
Когда есть кресало, но нету трута,
Но это - в сути своей - полбеды.

Как конницей рвать по приказу ряды,
Как кровью созвать волков и акул,
Так с хладным рассудком вцепиться в чеку
И выйти из дебрей на тягостный дым.

Спросить у хозяйки прохлады воды.
В воде остудить раскалённый нож.
Да, каждый из нас на словах был хорош,
Но это - в сути своей - полбеды.

А мы тет-а-тет, мы один на один.
Но близость не пошла - спокойно-светла.
Я отдал бы душу за сушь ваших глаз,
Но нужно хотя бы её завести.

Побудьте со мной. Слишком ярка звезда
В поднятом небом закатном панно
Для меня одного.
И оставьте всего
Лишь намёк - ничего.
Ведь когда я пойму, что мне всё всё равно,
Тогда обретёт полноценность беда.

А теперь
Забудьте про всё, что я здесь говорил.
Подумаешь - дождь шелестит в проводах.
И это над ухом хрипит не беда -
Лишь пальцы скрипят по настилу перил.

Искрящейся язвой я вплавлюсь во льды,
Остыну, сломавшись хрустальной иглой.
В моём постоянстве назрел перебой,
Но мы ведь могли бы быть с вами на "ты".

Но мы ведь могли бы быть с вами на "ты"...

@темы: Стихи, наверное...

The White Dwarf

главная